«Пепел Беслана»

В России в республике Северная Осетия.1 сентября около 9:00 по московскому времени группа вооруженных людей, среди которых были мужчины и женщины, снабженные поясами смертников, захватила школу №1 в городе Беслан в Северной Осетии, расположенную в Правобережном районе города, в 30 км от Владикавказа.

Захват учащихся школы произошел сразу после торжественной линейки, когда школьники зашли в помещение.

 

В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании 1128 заложников (преимущественно детей, их родителей и сотрудников школы) в тяжелейших условиях, отказывая людям даже в удовлетворении минимальных естественных потребностей.

На третий день около 13:05 в школьном спортзале произошли взрывы, и позже возник пожар, в результате чего произошло частичное обрушение здания. После первых взрывов заложники начали выбегать из школы, и силами Центра специального назначения Федеральной службы безопасности (ЦСН ФСБ) был предпринят штурм. Во время хаотичной перестрелки, в том числе с участием гражданских лиц, пользовавшихся личным оружием, было убито 28 террористов (трое, включая одну из смертниц, погибли в период с 1 по 2 сентября. Единственный взятый живым террорист, Нурпаша Кулаев, был арестован и впоследствии приговорён судом к пожизненному заключению.

Хотя большинство заложников были освобождены в ходе штурма, в результате теракта погибли 314 человек из числа заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, и свыше 800 получили ранения разной степени тяжести . Свыше 100 пострадавших стали инвалидами.

 

Выдержки из Книги «Пепел Беслана»

«Четвертого сентября 2004 года над мертвым Бесланом взошло солнце. Но свет его казался тусклым и зловещим. Он освещал улицы, на которых не было ни машин, ни людей, ни животных. Мертвая тишина была и на площади возле Дворца культуры. Еще вчера тысячи людей, сотни журналистов со всех концов мира стояли здесь, в ожидании развязки событий в первой школе. Теперь толпа схлынула, как океанский цунами, оставив после себя запах смерти.

Вчера была война. В мирный полдень в школе рвались снаряды и умирали дети. Потом всю ночь под проливным дождем родные и близкие заложников ездили по больницам и моргам, разыскивая их. И мало кто знал, что те, кого они не находят, лежат обугленные, в сгоревшем спортзале оцепленной школы.

Утром спасатели МЧС приступили к расчистке спортзала. Останки складывали в черные пластиковые пакеты и выносили во двор.

Тишину над городом рвали долгие, рыдающие гудки электровозов — машинисты поездов, проходивших мимо школы, видели то, чего не могли видеть жители Беслана.

Еще долгие месяцы эта кладбищенская тишина не покидала город, который казался сумеречным даже в самые ясные дни.

Не слышно было голосов детей — дети в Беслане разучились играть и смеяться. Из мертвого города ушли собаки, в нем не пели по утрам петухи. И много было женщин в черных одеждах со скорбными лицами и пустыми глазами.
Юный Тиль Уленшпигель, отца которого сожгла на костре испанская инквизиция, носил в мешочке на груди частицу его пепла. Всякий раз перед ответственным шагом он повторял: «Пепел Клааса стучит в мое сердце».
Пепел Беслана стучит в сердце каждого из нас. Как память о погибших и страданиях тех, кто остался в живых.

«Мы вернулись с того света», — сказала одна из бывших заложниц.